Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ
17.02.2020

На фестивале «Актуальных текстов» в июле «трудные» подростки поставят 4 пьесы на сцене хабаровского театра Юного Зрителя. Но прежде, чем это случится, они напрямую или косвенно встретятся с Виталием Федоровым, актером, режиссером и одним из авторов проекта «Театр-терапевт».

В просторном зале кукол голоса превращаются в гулкое эхо. Нас тут трое: журналист, актер и ребенок. Маленькую девочку зовут Серафима. Она носится по залу, хватается за любое занятие, лишь бы не скучать: вырезает из бумаги аппликации, укрывается широким куском ткани, как одеялом, просто бегает туда и сюда, громко бухая своими зимними ботиночками. Периодически она останавливается и серьезно смотрит на папу. Он замечает это, кивает Серафиме и говорит, что скоро закончит, что надо еще немного поработать.

Bezymyannyvghfgh.jpg

Папа Серафимы актер и режиссер театра Юного Зрителя. Виталию Федорову 35 лет, 12 из них он выходит на сцену или делает так, чтобы на этой же сцене уверенно смотрелись другие люди. С недавнего времени в проекте «Театр – терапевт» актерами постановок становятся «трудные подростки». Сначала собирается «пилотная группа», в которую входят все подростки, прошедшие кастинг. По словам Виталия, кастинг это только модное слово, на деле никому из пришедших не отказывают в помощи. Участники под наблюдением психолога выполняют творческие задания. За ходом выполнения наблюдают школьные преподаватели, которые перенесут технологию работы с «трудными» подростками в свои классы.

Виталий не приемлет это шаблонное сочетание слов, говорит, что «трудными» их называют для удобства журналистов и зрителей.

«У меня нет термина “трудный ребенок”. Я с ним не работаю. Все, что не укладывается в нормы – это трудно. Потому что нам тяжело. Потому что очень просто сказать: “Серафима, встань. Серафима, ешь. Серафима, спи”. Нам так удобно. Нам не хочется тратить энергию. Все должно быть оптимально. А если что-то не так, нам уже трудно, нам уже не нравится. Нет трудных. Есть недолюбленные».

Слово «любовь» стало для Виталия определяющим. Он говорит, что это «универсальный механизм», с его помощью все трудное, в том числе и люди, и непонятное постепенно становится ясным. Когда Виталий начинает работу с новой группой подростков, ему нужно погрузиться в их жизнь, начать слушать.

«Мои механизмы работы: это слушать, быть на равных, ни в коем случае не включать взрослого, не быть наставником, не быть учителем. Мой опыт сам собой является наставничеством. Но если я буду еще и на этом педалировать, мол, слушай меня, я важный чувак – это закрывает доверие. Я стараюсь всех любить. Это как с книгой. Ты погружаешься в людей, втягиваешься в них. Нужно по-настоящему проявить интерес. Тогда человек открывается, он видит, что ты его не шаблонно и для галочки слушаешь, а ты его реально слушаешь. И тогда тебе такое расскажут…».

Рассказывают Виталию разное. Артист признается – на каждой истории он рыдает. Подростки начинают осознавать нелюбовь к ним, замечают свою «ненужность» и понимают, почему так происходит.

«Мне их по-настоящему жалко, я им сострадаю. Я с ними переживаю. Я не могу отмахнуться… это у нас есть политика “все хорошо”, “don’t worry be happy”. Это не моя традиция… я не могу не сопереживать».

На вопрос, откуда такой интерес к «трудным подросткам», Виталий отвечает одним предложением – там боль, с которой нужно работать, иначе очень скоро внутренняя гематома и надлом станут хронической проблемой, которая уничтожит человека.

Артист уверен, что творчество помогает изжить любую боль. Когда подростки участвуют в постановках, они выносят свои проблемы на сцену и проговаривают их там. Через театр, собственную смелость и искренность участники постепенно излечиваются. Виталий уточняет: во время проекта команда не пытается научить подростков правильной жизни. Они только задают вопросы: в правильном ли направлении ты идешь, ты уверен, что это тебе нужно, как думаешь, так тебе станет лучше?

«Нам надо, чтобы ребенок задумывался. Мы постепенно подталкиваем к прочной основе, которая долго простоит. И так дети выстраивают коммуникацию с миром. А как они дальше построят свою жизнь – это их выбор».

IMG_7807 (1).jpg

В проекте участвуют дети от 12 до 18 лет. Такой возрастной разброс Виталий объясняет своими наблюдениями. В 12 лет «начинается вся жесть», а к 18 только формируется осознанность, заменяющая инфантильность. Хотя артист уверен, что окончательно от инфантильности и желания «жить по течению» можно избавиться только к 30 годам. До этого момента человек только формирует себя.

«На самом сложном этапе становления ребенка мы хотим быть неким равным плечом, на которое могли бы дети опираться. И, самое главное, мы работаем ушами. Мы даем им творческую возможность выговариваться. Мы придумываем разные игры, мы даем много ролевых моделей, через которые они могут выговариваться. Мы даем им задания, где бы они высказывались. Лучший способ научиться – это учить другого. Когда дети рассказывают нам, как они выполнили задание, им становится, что именно происходит в их жизни».

Серафима подходит к отцу в четвертый раз. Она вырезала все аппликации, которые хотела, а строительство своего шалаша из куска ткани и зимней куртки вскоре наскучило. В это время Виталий рассказывает, почему одной из задач проекта они поставили «подружить детей с собой».

«Нужно принять себя. Очень часто дети подвержены телевизору и всему медийному потребительству. Например, если у них в классе вообще кнопочный телефон, и семья у них бедная, а в школах культивируются материальные ценности, то они начинают потихоньку чувствовать свою неполноценность или ущербность. У них не такая талия, какую принято считать идеальной. Они полненькие, например. Они прыщавые. Они некрасивые. Они так думают. У них нет гармонии, у них нет ритма. Гармония. Мне очень нравится это слово. Ребенок должен быть подружен с собой. Он должен понимать, его нужно переключить на ценности вечные. Человеческие ценности неизменны».

Проект «Театр – терапевт», поддержанный Фондом президентских грантов, помогает подросткам справиться со своей внутренней болью через сцену. За 6 месяцев работы с педагогами и театральными наставниками подростки поставят 4 пьесы, которые будут показаны в июле на фестивале «Актуальных текстов».

Автор: Александр Шабовта
Фотограф: Александр Шабовта


перейти в Неновости