Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

«Почему помогаю? Мне просто несложно»

Автор: Марина Бобришова Фотограф: Карина Шагинян
12.04.2019

Делать добрые дела можно по-разному, учитывая свои возможности и желания. Стать донором для общественной организации, не пройти мимо бабушки, продающей цветы, и купить росток герани - никто не может дать четких рамок, какой должна быть помощь. В преддверии Дня мецената и благотворителя в России «Гражданские медиа» публикуют интервью с Сергеем Романовым, директором одной из телекоммуникационных компаний города, меценатом хабаровской краевой общественной организации поддержки и реабилитации детей-инвалидов с нарушением слуха и глухонемых «Аридонс».

История Сергея о том, как маленькие дела, о которых он не привык говорить вслух, могут облегчать жизнь целой организации.

- Начну с простого, пока опустив вопросы о благотворительной деятельности. Сергей, чем Вы занимаетесь? Я имею ввиду Вашу основную работу.

Я по образованию связист. Этой деятельностью занимаюсь всю свою сознательную жизнь. Работал в разных компаниях и на разных должностях. Сегодня у меня свой собственный бизнес. Мы занимаемся предоставлением услуг связи: телефон, интернет, дополнительные услуги, например, видеонаблюдение. Работаем по всему Хабаровскому краю, но частично [прим. ГМ: г. Хабаровск и ближайшие населенные пункты]. Вот такая наша сфера деятельности.

Кроме этого, у меня собственная управляющая компания по жилищно-коммунальному хозяйству. Я и до этого этим занимался  управлением многоквартирными домами, а в 2013 создал свою [управляющую компанию]. Сейчас у нас порядка 150 тысяч кв. метров в управлении.

4.jpg

- Что имела ввиду Вера Николаевна Переверзева [руководитель «Аридонса»], когда говорила мне про помощь пожилым людям в предоставлении услуг связи? Это касается домов, которые обслуживает Ваша компания?

У нас, по статистике, примерно 70 процентов [клиентов] – это пожилые люди. Вот они платили раньше за домофон, а сейчас мы делаем это бесплатно. Тарифы, с которыми мы приходим, они минимальны. Например, городская телефонная связь у нас 100 рублей для всех жителей. Но просто для пенсионеров это важнее. Это общение. Это, можно сказать, ниже себестоимости, но главное – им хорошо. Интернет в дома предоставляем: 50 Мбит за 100 рублей, телевидение – за 100 рублей 250 каналов.

- За счет чего такие цены?

Потому что у меня есть свой собственный телекоммуникационный бизнес. Я могу позволить это сделать для людей. Грубо говоря, у меня один бизнес дополняет другой.

Может быть я где-то живу в ущерб себе, потому что затраты большие, но когда-то эти затраты окупятся, может быть. Сейчас нет, не окупаются.

- Если это затраты в ущерб себе, возникает вопрос: зачем вы это делаете?

Да я не знаю. Может просто я человек такой? Не могу остаться равнодушным. Может быть, другой человек был бы, то он бы просто закрыл глаза на все это, а со мной вот так.

- Я правильно понимаю, что Вы и «Аридонсу» помогаете с интернетом и связью? Как Вы вышли на них?

А вот так и познакомились мы с Верой Николаевной. Она здесь [по соседству] находится на протяжении длительного времени. А мы как раз услуги связи предоставляли в этом здании, у нас и оборудование было там установлено. И я в свое время услышал от сотрудников, да и от самой Веры Николаевны, что есть у них проблемы со связью. Люди с ограниченными возможностями, многие из них общаются через скайп, а это жестикуляция. И у них была вот такая проблема с интернетом. Во-первых, он был очень дорогой в то время еще, это было около 7 лет назад. И они не могли себе просто позволить высокоскоростной интернет. Когда они даже скайп запускали, было невозможно: всё проходило с задержками, очень некомфортно для общения.

Я пришел, увидел эту ситуацию и сказал: «Вера Николаевна, я сделаю вам интернет. Никаких денег не надо». Мы предоставили интернет. Всё сразу у них стало хорошо работать. Девчонки довольны, Вера Николаевна довольна, и мы довольны.

- Сколько нужно было бы платить «Аридонсу» за услуги, которые вы даете им бесплатно?

Я думаю, что с такой скоростью интернета, как у Веры Николаевны, выходило бы порядка 5-10 тысяч. Это при самых минимальных тарифах для юридических лиц. Услуги телефонной связи мы тоже даем бесплатно. Для такой организации – это важно. Я понимаю, что она не сможет позволить себе тратить какие-то деньги на услуги. У них есть задача и бюджет на то, чтобы людям помогать, а дополнительные затраты нести тяжело.

5.jpg

- Знакомство с Верой Николаевной и помощь ее организации можно назвать случайностью?

Как-то судьба сама меня сталкивает с этими людьми. Такого чтобы кто-то звонил, просил меня: «Помогите нам, пожалуйста» - такого нет. При знакомстве мы уже обсуждаем эти вещи. У меня не только взаимодействие с «Аридонсом». Я не могу пройти мимо спорта. В молодости много занимался карате и вот 3 года назад снова вернулся. Денег на спорт выделяется не так много, как хотелось бы. Я помогаю. Ребятам нужно куда-то выехать на соревнования – оказываем спонсорскую помощь. Есть разные моменты, когда люди самостоятельно не смогут: не съездят, не получат медали. А это нужно развивать.

Кроме этого всего, есть еще один проект. Одной школе нужен был интернет, мы также безвозмездно пришли и дали. Он работает там уже на протяжении 3 или 4 лет. Это тоже вышло случайно. Познакомились, разговорились: «А давайте вам дам интернет?». Возьмите, пожалуйста. Как-то судьба свела.

В районе железнодорожной больницы есть Преображенский собор. Им предоставляли услугу телефонной связи, тоже безвозмездно. Пользуйтесь. А почему бы этого не сделать, если людям от этого хорошо?

- То, что Вы делаете, можно назвать благотворительностью и меценатством?

Наверное. Да я даже не задумывался: меценатство это или благотворительность. Я никогда не вдумывался в значения этих слов. Мне неважно. Достаточно, что я вижу, что людям хорошо от моей помощи, а вчитываться в это… это одно, это другое. Разница-то какая?

3.jpg

- Вы рассказываете кому-то о том, что делаете?

А зачем рассказывать?

- А почему нет?

Ну вот я вам рассказал.

- А как же трансляция опыта, чтобы люди тоже присоединялись?

Я не думал об этом. Ну наверное, это было бы неплохо. Ну а кто как отреагирует на это? «Ну и помогай дальше!»?

- Когда помогаете, говорите себе: «Я - молодец»?

Да, такое ощущение есть. Каждый раз почти.

- Не бывает мыслей делать добрые дела с целью, например, пиара?

Ну вот я, например, 7 лет помогаю «Аридонсу». За это время я хоть где-то пропиарился? (смеется). Да никогда ни разу ничего никому не сказал. Разве что вам – первый человек, которые узнает эти вещи.

- Тогда что вы получаете взамен?

«Спасибо» - этого достаточно. Для меня – да. Хорошо, что они могут делать свою работу.

- Благотворительность в сфере бизнеса – это хорошо или можно обойтись без этого?

Для кого как. Кто-то это использует в личных целях. Кто-то молча делает.

- Нужно ли общественным организациям подключаться к бизнесу и сотрудничать?

Может и нужно. Государство же тоже помогает, какие-то гранты выдает. Насколько я знаю, государство на льготных условиях сдает помещение в аренду. Помощь-то есть все равно.

- С миру по нитке: тут грант дали, там интернет провели.

Да, и вроде бы неплохо стало. Жить можно (смеется).

1.jpg

- Сергей, как Вы считаете, в России люди готовы помогать?

Готовы. Если что-то случается где-то у кого-то, люди подключаются. У нас вот у одного спортсмена случилась проблема у ребенка. Буквально неделя прошла и человек в Корее. Общими усилиями собрали деньги. Сразу все поднимаются, люди помогают. И такое часто происходит.

Я вот сразу скажу. Когда я, например, еду на автомобиле, и кто-то по дороге ходит и просит [милостыню], я не подам никогда. Я понимаю, что это может быть деятельность по зарабатыванию денег. В моей жизни были уже такие случаи, когда бабуля просила денег, дал, а через 10 минут иду, а она уже стоит и пиво пьет. Я себе сказал: «Нет», если помогать, то только общественным организациям. Или идешь, смотришь, бабушка какая-нибудь продает что-нибудь: укроп, лучок, недавно вот календарики продавала. Ну пожилой уже человек на пенсии продает эти календарики. Я купил у нее все. Штук 20 было. Для нее это, конечно, огромное счастье (смеется). Может это и небольшие деньги, но может ее существование сегодня или завтра. Она не просто ходила и просила, она делала что-то. Даже порой бывает, что оно тебе и не надо, но человек сидит продает - возьмешь, да, поможешь.

- Часто вы так мимо бабушек не проходите?

Я никогда не прохожу. Всегда покупаю.

- А о таких мелочах кому-то рассказываете?

Ну бывает. Детям своим рассказываю. У меня 3 девочки. Рассказываю, что я делаю, какая польза людям. И про календарики тоже. Они еще маленькие: подрастут немножко, будут помогать. Пока мы только на мероприятия ходим, тот же фестиваль «Добрый Хабаровск». Это нужно освещать, это нужно показывать. Хорошо от этого. Знаете, это большая работа, большой труд. Я лучше буду маленьким бизнесменом и буду отсюда помогать (смеется). Мне кажется, в этом ключе я больше пользы принесу.

- Завершающий и думаю, что очень предсказуемый вопрос. У Вас, как у мецената, а мы договорились, что это слова применимо к Вам, есть планы в благотворительности?

Я не думал об этом. Появится где-то какая-то необходимость, снова судьба сведет меня с какой-то организацией – поможем. Тут нет такого, что я прям планирую: в этом месяце помогу этому, в следующем – тому. Все внезапно получается. Я не хожу и не ищу кому бы мне помочь. Сводит судьба, а почему бы и нет? Почему я помогаю? Мне просто несложно. Я могу.

5e514bd2-6580-4e3a-be2d-5f7128efface.JPG

Фото из личного архива героя

Вера Николаевна Переверзева, руководитель ХКОО поддержки и реабилитации детей-инвалидов с нарушением слуха и глухонемых «Аридонс»:

Он помогает нам всегда. Покупал палатку для участия в фестивале «Добрый Хабаровск», заказывал баннер, потому что нам тоже надо было проводить мероприятие, а денег не хватало. Раньше к нам в организацию колясочники не могли приехать, потому у нас на территории были рытвины, ухабы, сейчас - красота и порядок благодаря этому человеку.

Он обычно про эти мелочи не рассказывает и не считает их, а нам они очень важны. Телефонная связь, интернет - это очень дорогое удовольствие для нас. До него все это обходилось нам в 5-6 тысяч в месяц -  для нас, для некоммерческой организации, это очень дорого. Плюс если какое-то мероприятие и не хватает чего-то, то он всегда помогает.

Без Сергея Александровича нам было бы плохо и трудно, потому что это мужское плечо, это безотказная помощь… Если бы его у меня не было, я не знаю, смогли бы мы крутиться или нет.



Вернуться к списку историй

Смотрите также