Журнал
Гражданские медиа. Первое Дальневосточное социальное СМИ
Первое Дальневосточное социальное СМИ

Ты можешь быть брошен, но ты будешь ЖИТЬ. Часть 2

Автор: Александр Шабовта
20.08.2018

Это заключительная часть истории о женском приюте «Божьи Коровки», поэтому сначала читателю нужно погрузиться в предыдущий материал. 

Это развернутое послесловие, монолог Ольги Ломовой, директора приюта. В нем она проводит все свое время. Знает историю каждой воспитанницы, любит танцевать, говоря, что «всегда на драйве», и хватается за жизнь любой из «девочек» так, будто они ей родные.

 

***

IMG_8520.jpg

Ольга слева

Я работница советской торговли, нас там хорошо обучали. В торговле я открывала свои ЧП (прим. статус частного предпринимателя), ИП (прим. статус индивидуального предпринимателя. Я очень много ездила по миру, весь СССР изъездила. Привозила вещи - здесь перепродавала.

Не люблю торговать, но могу. Муж говорил, что я снег могу продать зимой. Это во мне есть.

На пенсию вышла, вот и начала заниматься приютом. Сидеть не могла. Как так - просто сидеть? Дачу давно продала, она здоровье отнимает. Сын стал работать на скорой, один раз с гипертоническим кризом с дачи привез. В клубнике нашел. Вообще я не против сельского хозяйства, люблю цветы выращивать.

Мне всегда было интересно: почему мы рождаемся, приходим в этот мир одинаковыми, а потом человек может резко все потерять. Почему... потом мне Ирина как психолог объяснила, почему. Что это корни, что не одно поколение такое. Мы же берем пример своей жизни. Кто-то сопротивляется. Моя дочь, например, сопротивлялась. Я пример с мамы взяла: нужно жить на земле, питаться дачей. Я тогда взбунтовалась - сказала, не хочу дачей питаться, не хочу на земле работать. И дочь также. Сейчас закончила две академии и нашла себя. Нельзя детей заставлять проживать свою жизнь. Ребенок должен набирать свое и жить. У меня есть такой пример у мужа. Он пошел зарабатывать деньги большие, работа была нелюбимая. Просто ломал себя. И сгорел рано, в 58 лет.

Муж у меня пил. Я была созависимой, оказывается. Зависимый – это тот, кто принимает/употребляет. Созависимый - который соглашается с тем, что его близкий принимает/употребляет. Я тогда думала, что-то создам для мужа. Помогаю какими-то травками, беседами о том, что нельзя так жить. Потакала, на самом деле. Как мне сын говорил: «Всегда давай ему похмелиться, а то загнется». Давала. А Ирина говорит, что не надо, что это его выбор. Пусть он загинается. Надо понять, что я созависима и проживаю жизнь зависимого, сама этого не понимая. Живу... от такой жизни нужно отказываться сначала мне, а потом ему. Муж, в итоге, бросил пить, но умер уже от других болезней. Мы прожили с ним 36 лет, воспитали своих детей, и это было прекрасное время. Но получилось, что сокращение на заводе. Не мог найти себя в другом деле, хотя я пыталась его в бизнес втянуть. Не получилось…

Дочь у меня сбежала в Питер. Сказала: «Мам, я боюсь, что ты тоже меня начнешь, как и твоя мама, затягивать в свое. Чтобы я проживала твою жизнь». Взяла билет в один конец, и до свиданья. Мы общаемся. Все хорошо. Я то поняла ее. Не хотела отпускать, но понимала. Она занимается любимым делом, и слава Богу.

Сын тоже занимается любимым, но малооплачиваемым делом. Он на скорой работает. Когда сюда приезжает, говорит: «Мам, бесполезно поднять этого человека!». Отвечаю: «Почему? Смотри, поднялся же». Иногда спорим с ним, он считает, что бывших наркоманов, бывших пьяниц не бывает. Я не согласна. Бывает. Бывает…

Привить стремление нормально жить можно, если у человека есть желание. Они (прим. воспитанницы) могут сделать для меня, чтобы я видела, что делают. Когда меня нет - я понимаю, что они делают многое по-своему.

И я все это понимаю. Ира говорит, что такими людьми должны заниматься те, кто прошел через это. Кто восстановился и пошел помогать. Мне очень сложно было, потому что я подобное не переживала. Спрашивала: «Почему они не меняются!?», «Почему не хотят!?». Потому что то, что ты хочешь и то, что они хотят - это большая разница.

Они хотят свободно жить, и чтобы на них кто-то работал. Они же как собираются в группы: подобное тянется к подобному. Находят таких же, которые отрицают порядок. Но что-то изменить в своей жизни тоже не могут, потому что у них не хватает образования. Почему они не работают? Работы же много. Город, вон, грязный. Пошел - подмел - получил денежку.

Почему... почему...

Хотя меняются. Меняются! Но я все равно спрашиваю: «Почему этот меняется, а другой нет?». Поняла, что дело в их прошлом. Кто-то имел семью неплохую как образец. Им было, что терять. Все равно меняются. Кто-то приспосабливается под меня. Не надо под меня подстраиваться! Тем не менее, все, что мы прошли, - мы рады. Конечно, хотят жить отдельно и самостоятельно. Кто-то еще может... у кого-то уже не получится. Уже разрушенные и порезанные.

Выбираются те, кто хочет выбраться.

Я не соглашусь, что жить в подвале - это выбор человека. Да, выбор, но все равно надо протянуть руку помощи. Это основной мой девиз. Вдруг он такой, как наша Ира Федорова (прим. одна из воспитанниц) - гордый? «Я не буду просить, не буду. Что это я буду просить?». А руку помощи надо протянуть. И вот люди, которые реально готовы, они быстро восстанавливаются и уходят. Женя Тетеркина (прим. воспитанница) мне нравится - она звонит и спрашивает, куда идти. Налаживает общение с администрацией. Администрация как у нас: «Сами виноваты». Сказали, как отрубили. Сейчас мы ставим их на очередь на получение жилья. Собираем документы и ставим на очередь.

«Сами виноваты!» – Кричат на меня.

Я отвечаю, чтобы так со мной не разговаривали. Чтобы открывали законы и ставили девочек в очередь на жилье. Можно выделить квартиру, я знаю.

Они не виноваты. Виноваты только частично. Просто они не видели хорошего образца.

Нужно ли менять человека? Мы сами у них спрашиваем. Тесты проводим. Почему ты оказалась там, на дне? Чего ты хочешь? Хочешь ли ты меняться? Мы не собираемся просто биться об стену, нам нужен готовый действовать человек.

Говорить, ради чего мы сюда пришли. Ради того, чтобы прожить в подвале?


Ольга поднимается с кровати и выходит из комнаты. Ей еще нужно решить, как они будут переносить шкаф в новую съемную квартиру их воспитанницы, перебинтовать рану на ноге одной из девочек и полить яркие белые цветы на подоконнике.

Вернуться к списку историй

Смотрите также